Шел
Ах, как страшно! Наверное, там опасно... Давайте туда пойдем!
* * *

Покинув здание, вор, вполне довольный своей работой, быстро удалялся от злополучного дома, путая следы. Аджай шел вполне прогулочным шагом, стараясь не привлекать внимания редких прохожих и полицейских. Беспокойное чувство, однако, преследовало Нокслота, и это чертовски смущало и расстраивало планы. Сначала ненавязчиво, домушник проверил, нет ли за ним хвоста. Преследователей не оказалось, и это еще более не успокаивало. Вор не знал, с какой чертовщиной и демонщиной он столкнулся в доме Ла-Раноти. Знать не хотелось. И одновременно хотелось. Вор продолжал идти, путая следы, однако путались от этого только мысли. Аджай думал, думал он о том, чтобы не думать о событиях вечера. Получалось откровенно плохо. Драгоценности и нож, конечно, радовали - вор любил обогащение, но последующие события, мягко говоря, напрягали.
Дэйв, этот странный человек, невежа, задающий странные вопросы, да еще и без документов... Полиция, хотя и работает прямолинейно, никогда не бывает такой жесткой. Бандиты напротив, по мнению Аджая, работали грубее. Личность его была не слишком интересна, куда как интереснее были те слова, что он говорил. Решив, будто Дэйв что-то знает - что-то недоступное обычному пониманию, Нокслот понял, что Дэйв нравится ему все меньше. Вор вообще недолюбливал людей, которые знают о мироздании слишком много. И откровенно его раздражали обладатели знания большего, чем хранилось в его голове.
Впрочем, мы отвлеклись. За те полчаса, что вор бродил по ночному городу, у него трижды спросили, все ли с ним в порядке, на что Аджай отвечал вполне односложно. Он был уверен, что никто его не преследует, но сознание не обманешь - за ним следили. Возвращаться ни домой, ни в убежище Нокслот не рискнул. Переходя на бег, он закинул драгоценности в один из своих тайников (и да, из них еще ничего не пропадало раньше времени), и направился в полуночный кафетерий (а проще говоря, кабак). Приобретя кружку эля, он сел за угловой столик - так и не притронувшись к элю, вор просто сидел, пока глаза не начали слипаться.
Ему не мешали. Кафетерий (не самого высшего класса, скорее, наоборот) работал всю ночь и сейчас пустовал. За стойкой из прочного стекла, возле латунной механической кассы скучал продавец ночной смены, то и дело проваливаясь в дрему - голова его склонялась на грудь и иногда даже доносился тоненький храп. Помещение было маленьким и пустующим - пять круглых маленьких столиков перед длинной стойкой, стеклянная витрина, за которой виднелся ночной город, музыка, тихо играющая из заводной многоголосной музыкальной шкатулки, поставленной на стойку. Единственное, что зрительно расширяло помещение - огромное, во всю стену, зеркало напротив входа.
Момент, когда появился еще один посетитель, Аджай бессовестно пропустил. Просто когда вор в следующий раз на мгновение поднял сонный мутнеющий взгляд, он увидел, что через три столика от него сидит человек в темном костюме.
И смотрел этот человек прямо на Аджая.
Весь сон Аджая как рукой сняло, ведь содержание в нем паранойи и так зашкаливало. Не предпринимая никаких поспешных действий, вор пригубил свой эль, и начал смотреть прямо на своего соперника по гляделкам. Темный костюм, темные волосы, темные глаза, еще и темный металл в ушах. Впрочем, усталость брала свое, и в гляделках Нокслот явно проигрывал.
Человек за столиком спокойно сидел, закинув ногу на ногу и откинувшись на спинку стула и смотрел на Аджая - спокойным, уверенным и невозмутимым взглядом, словно оценивая его, как лошадь на скачках. Руки он сложил на груди, только слегка барабанил тонкими длинными пальцами правой руки по предплечью левой.
От стойки продавца доносился тонкий храп - он в очередной раз задремал. Тихо тренькала музыкальная шкатулка, проигрывая популярную пьеску какого-то современного композитора.
Шепот, раздавшийся в следующее мгновение, сначала показался нереальным. Кто-то что-то шептал, неразборчивый речитатив, словно прячущийся под одеялом ребенок читает книгу для себя, чтобы не услышали родители...
Человек усмехнулся. Ухмылка у него была неприятная - колючая и ядовитая, словно он знал что-то, что не знал Аджай.
Чего не ожидал вор, так это шепота. Он заозирался, и не обнаружив никого, кто мог бы шептать, порешил, что и ему тоже пора лечиться. Вот только в больницу Аджай не собирался. Приступ паранойи, возбужденный странным наблюдателем, спровоцировал еще и приступ недоверия к здравоохранению.
Вор поднялся с места, отпил из кружки пару глотков старого доброго эля, для храбрости, и направился к выходу. На своем извращенном к нему пути, Нокслот подошел к столику возбудителя паранойи, и изрек:
- Славно поиграли в гляделки, да.
Человек за столиком поднял голову и расплылся в сладостной улыбке - и Аджай понял, что смотрит в свое же собственное лицо, на котором темнели два провала глаз - черное зеркало без зрачков и белков, словно затянутое отражающей пленкой.
- Беги, беги. - проговорил человек, не отводя взгляда. - От самого себя не убежишь...
Шепот стал громче, но оставался таким же неразборчивым, в нем появились явно истеричные интонации, слова срывались, голос обрывался и начинал сначала - словно ребенок, читавший речитатив, серьезно чего-то испугался.
Сегодняшний вечер, переросший в ночь, определенно стал не только вечером встреч с хамами и невежами, но и вечером бешеного адреналина. Вот и сейчас Аджай, вместо того, чтобы думать, схватил ближайший стул, и ударил человека со странными глазами и своим собственным лицом. Интересно, можно ли было этой темной личности инкриминировать ношение чужого лица... Впрочем, Нокслота сейчас интересовала только та механическая сила, с которой тело "стул", движущееся по кривой траектории с ускорением а ударит тело "враг", и соответственно, с какой силой оное тело ответит стулу.
Человек расхохотался - смех его заглушил срывающийся шепот, гулко отозвавшись в стенках черепа. Звон разбитого стекла раздался мгновением позже - витрина, в которую угодил стул, не выдержала такого издевательства. Над ухом тут же истошно задребезжала сигнализация, истошно заорал что-то мгновенно проснувшийся продавец...
- ...ми.... эту ...рянь! - оглушительно проревел в голове Аджая чей-то озлобленный и совершенно незнакомый голос. А после в черепе словно что-то взорвалось - острый приступ боли шел изнутри, виски мгновенно заломило, в глазах потемнело..
- Полиция! - заверещал продавец. - Полиция! Помогите! Ограбление! Убивают! Кто-нибу-удь!
Обратив внимание на то, что тело "стул" массой m и обладающее ускорением а ударило далеко не врага, а витрину, Аджай решил драпать, уже второй раз за вечер. В обычном состоянии он бы вполне мог отбрехаться и от продавца, и от полиции, и от самого Дьявола, но сейчас ему было не до того. Смесь адреналина, паранойи и головной боли, как от хохота и крика, так и от сигнализации и звона стекла не давала думать. А что остается вору, когда ему не дают думать? Правильно - драпать. Нокслот снова побежал, на этот раз в убежище.
Убежище этого вора находилось в подвале лавки портного, которого Аджай прекрасно знал, и у которого всегда покупал очередные любимые штаны. В качестве платы за особое гостеприимство, взломщик отдавал своему доброму другу часть добычи, а тот в свою очередь не закрывал на ночь дверей и помогал наводить мосты с преступным миром - большинство наводок на скупщиков были получены от этого доброго дядечки, а сам он был неплохим информатором. Еще бы не быть им, когда к тебе чуть ли не каждый день приходят дамы, воплощающие собой склад бижутерии.
Портной в столь позднее время, разумеется, спал, но дверь, как обычно, была открыта, так до что убежища Аджай добрался без каких-либо проблем. Правда, на половине пути ему снова начало казаться, что за ним наблюдают, но, как он ни старался, преследователя он обнаружить не смог. Хвоста не было.
В убежище было спокойно, темно и тихо. Никаких посторонних, ничего страшно, все знакомо до боли...
Чувство преследования никуда не пропало. Даже усилилось - хотя в убежище уж совершенно точно никто не мог его видеть.
Чувство преследования - это неспроста. Особенно неспроста был крик в его, Аджаевой, голове. "Ми эту янь" - посмаковав фразу, и перебрав варианты, Нокслот остановился на "Сними эту дрянь". Ему было очевидно, что кричал и вопиял об этом враг, требующий немедленной капитуляции. И требовал он снять, скорее всего, амулет. По здравом размышлении, вор решил ни за что не снимать кольцо с зеркалами. "Шепот. Что за шепот?.. Шепот..." - шепота не было, а раз не было, то и думать о нем не стоило.
Нокслот все еще был обеспокоен, и все еще ему мерещилось присутствие. Обыскав убежище, и заглянув даже под кровать, и не обнаружив там никого, Аджай разделся и лег спать. Утро вечера мудренее, в конце концов. Одной из последних мыслей вора было проклятие, посланное на дом Ла-Раноти, Дэйва и Элеона, и на существо, использовавшее его лицо для своих корыстных целей. Последней стала мысль о том, что неплохо бы разыскать Дэйва снова, как бы этого и не хотелось - он же сказал, что "борется с чертовщиной"...
Через некоторое время Аджай проснулся. Судя по ощущениям, проспать ему удалось не больше часа. Впрочем, разбудило его не это, а нарастающее беспокойство. Все чувства Аджая буквально ныли о том, что что-то не так - беспокойство снедало его целиком. Откуда-то взялся противный ноющий страх - да такой, что страшно было даже открывать глаза...
Но глаза открыть все же пришлось. Точнее говоря, один глаз. Вор пытался убедить себя в том, что бояться темноты и неизвестности глупо, хотя именно этого бояться и следовало - неизвестного безымянного врага.
На Аджая почти в упор смотрели черные зеркала глаз, в глубине которых он увидел свое отражение. Только принадлежали эти глаза уже не человеку, а отвратительной твари. Черная, гладкая, блестящая, она по-лягушачьи сидела на потолке, вниз головой, распахнув широкую, на пол-лица, пасть, в которой виднелись мелкие, словно иглы и такие же острые белоснежные зубы, меж которых вниз вываливался склизкий длинный язык, едва не касаясь лица Аджая.
Второй глаз открылся сам собой. Вор вжался поглубже в кровать и попытался закрыть глаза. Получилось у него это, или не очень, сложно сказать. Аджая охватила паника и отвращение. Вспомнив о такой вещи, как магия, вор запустил в черную лягушку стеклянным кувшином, скатился с кровати и попытался достать из колета странный нож - посредством того же телекинеза. Скатился вор, прямо скажем, неудачно - его охранный амулет стукнулся о каменный пол, издав протяжный жалобный звяк, успешно резонирующий - из-за замкнутости контура. Переместив серебряное с зеркальцами кольцо на грудь, вор стал отползать к двери. Он хотел бежать, быстро и не оглядываясь. Чтобы не видеть этих пустых глаз.
Кувшин ударился о стену и со звоном разлетелся на множество осколков, оставив после себя мокрое пятно на стене. Тварь уклонилась от броска с удивительным проворством - словно перетекла в угол комнаты, быстро-быстро перебирая своими рукоподобными лапками по потолку, спрыгнула на пол, скачком оказалась возле Аджая, распахнула огромную - как ему показалось - пасть с рядами волнообразно уходящих вниз, в глотку, зубов и набросилась на него, не мешкая больше не секунды.
Вор замахнулся ножом в попытке отбиться, но тщетно - тварь, увернувшись, сделала еще один скачок и сомкнула пасть на голове Аджая прежде, чем он успел атаковать снова.
Мир накрыла темнота. Последнее, что услышал Аджай - торжествующий хохот, гулом отдавшийся в ушах.
Очнулся вор через несколько минут. Он лежал на полу возле двери, машинально сжимая в руках нож. Твари в комнате не было, голова гудела, словно в ней поселился рой пчел, но, кажется, была целой. По стене напротив расползалось мокрое пятно, пол и кровать были усыпаны осколками разбившегося кувшина.
Второй раз за вечер мир накрыла темнота. Неспроста это было, и не к добру, явно не к добру. Второй раз за вечер Аджая атаковала беспричинная мигрень. Хотя почему беспричинная? Вот она, причина, только что была здесь. Тварь с огромным лягушачьим языком, зубастым ртом, которая... откусила ему голову? Вор ощупал зону риска отрыва головы от тела. Бессмысленность данной проверки была обнаружена сразу же - зрение, мышление и состояние жизни, которые без головы невозможны, присутствовали. "Лучше бы этой головы там не было..." - помечтал вор, ибо мигрени, случающиеся с такой кучностью могли его доконать - "Почему я жив?.. Я видел зубы..." Аджай отер рукой лицо, символически стряхнув все то дурное, что произошло. От мыслей о сумасшествии это не отвлекло, конечно. Но с другой стороны, было еще слишком много дел, чтобы сходить с ума. Положив нож на столик, Нокслот собрал осколки кувшина и утилизировал их на улицу, одевшись. После чего сел на сундук, и снова задремал. Беспокойство, твари, преследования, Дэйв, полиция... несмотря ни на что, усталость все же взяла свое.
Проснулся Аджай, как он позже выяснил, с рассветом и с сильной головной болью. Сонный, невыспавшийся вор все еще ощущал пристальный взгляд. Завернув нож в кусок материи и уложив его в карман, он вышел в город, направляясь к дому Ла-Раноти. Там все это началось, там, возможно, и найдется Дэйв. Не обманываясь насчет того, как его поприветствуют, Нокслот готовился проявить чудеса наглости еще не один раз.

* * *

Нельзя сказать, что Дэйв бездействовал. Прежде всего он мыслил. Когда это наскучило, то он провел инвентаризацию оставшегося в его распоряжении снаряжения и приуныл. Поисковик с образцом чьей-то крови, два пиропатрона, передатчик (совершенно бесполезный в данной ситуации, но включенный на прием и ретрансляцию). Из оружия - патроны к пистолету. Вариант сделать из труб свой пистолет отправился в утиль почти сразу же. Нож. Одна штука. Вибрационный с изменяемой геометрией поверхности. Комплект формы и местная одежда. Не густо и практически даже пусто.
- Надо заканчивать побыстрее... - проворчал парень, пересчитывая оставшиеся деньги - Или начинать свое дело по импорту высококачественной стали... Интересно, сколько будет тут стоить столовый набор из железа...
Закончив с перетряхиванием карманов, он снова вернулся к терминалу, сравнил электронную карту и карту города, еще раз сверил все адреса и окончательно наметил план действий.
- Сначала к журналистке, потом к художнице, там поговорить с ее сыном и только потом к Элеону и его мастеру...
Убедившись, что на улице появились первые прохожие, парень вышел на крыльцо и улыбнулся - хоть одно хорошо, воздух в мире чистый. Нет огромных заводов... и принялся возиться с замком и ключами, закрывая дверь. Терминал он предусмотрительно выключил."Ну твою же мать, так попасться! Да еще и люди кругом... Интересно, если я ему сейчас морду набью... Гррррр..."
- Я тоже рад тебя видеть. Но извини, я спешу и ты очень не вовремя. Приходи вечером. - захват был, но сильно не мешал. Да и не совсем плотно, и говорить не мешал.
- Нет-нет, ты не понимаешь, это ВАЖНО. - вор соскользнул и перегнулся так, чтобы и не отпустить своего вынужденного собеседника и благодетеля, и чтобы посмотреть ему в глаза. Хотя скорее, чтобы показать ему собственную бледную рожу, на которой гнездилось два покрасневших от плохого сна глаза, выражающих могильную серьезность, и взъерошенные волосы. Куда как тише он сказал следующие слова:
- Не думай, что мне это доставит удовольствие, но цхас побери, я видел это дерьмо вчера.
- Ууу... Друг, ты неважно выглядишь - Дэйв позволил себе тонко улыбнуться. Сам за эти сутки он вообще не спал... И еще долго собирался этого не делать. Но то, что вор каким-то образом оказался... замешан, было интересно.
- И какое же это дерьмо? Вчера всего лишь погас свет... Может, тебе показалось?
"Свински, конечно, но... обидно, когда наших же грабят!"
- Когда тебе откусывают голову, это не может показаться.
- С другой стороны, если это жена, то как посмотреть - философски заметил Дэйв - Вы поссорились?
- Какая, к черту, жена?! - прошипел Аджай - А. Понятно. В дом.
- Только быстро. У меня на сегодня куча всего запланировано... - проворчал парень, стряхивая с себя вора и повторяя ритуал открывания дверей. - Прошу.
Вежливости со вчерашнего дня в Дэйве явно прибавилось, и вор бы даже отметил это учтивым кивком, или ехидной ухмылкой, если бы не мигрень. Он быстро прошел в дом, и развернувшись, будто по команде кругом, заявил Дэйву прямо:
- Даже не пытайся меня убить! - хотя причин не делать этого у Дэйва объективно не было. Разве что гипотетическая помощь со стороны вора...
- А что мне мешает? - в руке у Дэйва появился серебристый карандаш - Ты определенно вор. Весьма наглый, должен признать. Но, кажется, мы говорили о твоей небольшой проблеме... не так ли?
"Хм, откусили голову? Эк его... Это я еще легко отделался? Но ведь тогда он просто заразился от пребывания в этом доме? Или он спер какую-то вещицу, которая привлекла тварь? Или он... Да нет же, зеркал в гостиной не было... Или..."
Взгляд Дэйва метнулся на стеклянный тамбур с выплавленной прорехой.
"А если ей нужна любая отражающая поверхность, а он этого не заметил? А тварь в тот момент решила взяться за меня, но увидела его?"
- Вор... - Аджай фыркнул - Ну почему сразу вор? Я актер! - несмотря на головную боль, Нокслот наглел и эпатировал, а под конец реплики даже картинно поклонился.
- Но все же о проблемах. Ты сказал, что разбираешься с чертовщиной - вор сел на столик, и продолжил говорить - Так вот тебе чертовщина. Удрав отсюда - Аджай поморщился при этом слове, так как очень не любил удирать и драпать. Приходить и уходить надо красиво, таково было его убеждение - я направился... Да неважно даже куда. Всю дорогу я думал, что ты отправил за мной легавых, или отправился сам. Но я трижды проверил! Никакого хвоста. Чей-то взгляд, чье-то присутствие... - хотелось непечатно выругаться, но эстетствующий Нокслот позволял себе это только в самых крайних случаях.
- И вот я вижу, клюю себе носом над пивной кружкой, и вижу, что на меня пялится какой-то темнокожий парень. Пялится так, будто знает, где зарыта тонна стали. Подхожу я к нему, и вижу, что у него мое лицо! Все бы ничего, но глаза... они отражали меня что твое зеркало! Беги, сказал он, но от себя не убежишь. Хф. Хотел ударить его стулом, и клянусь Создателем, что я бы попал, но то ли оно ускользнуло, то ли случилось что-то еще, и я разбил витрину вместо его наглой рожи. - "Ага. Вместо своей же наглой рожи на чужой голове." - Оно исчезло, у меня заболела голова, и оно орало что-то про дрянь. - Аджай все говорил и говорил, пока не добрался до самого интересного, до использования виброножа и откусывания головы. Рассказав еще и об этом во всех деталях, вор резюмировал:
- Такая вот чертовщина. Ты это искал? Если тебя интересуют подробности, задавай вопросы. И без тебя знаю, что рассказ сбивчивый и невероятный.
- Хм... - Дэйв задумчиво скрестил руки на груди - Вот значит как... Значит, тварь появилась у тебя... У тебя случайно нет зеркала?
"Интересно, это примет эпидемиологический характер или нет? А если примет, то перекинется на другой мир, если я свалю?".
- А впрочем... - Дэйв подошел к трюмо (вытертому от крови) и, развернув на нем бумажную карту, поманил вора рукой - Покажи, где ты пил пиво.
- Зеркало? Конечно, есть! - вор продемонстрировал Дэйву амулет - Зеркала у всех есть. Но если говорить о моей каморке, то нет, нет там зеркал.
- И я не пиво пил, а от погони скрывался. - Аджай несколько смутился, признавая свою нелогику. "Но не вести же их в убежище?.. В которое они проникли, даже когда я их и не приводил."
- Здесь. - вор ткнул пальцем в карту, примерно в то место, где и "пил пиво". Оно было в общем-то не так далеко от дома Ла-Раноти. Зависит от выбранного пути. Минут пятнадцать ходьбы, если идти прямо.
- Хм... - Дэйв поставил на карте отметку карандашом, что вертел в руке - Интересно... Равномерная зараза... Похоже, на весь город распространена...
В каждом районе города были пропавшие или больные (видящие иллюзии) люди.
- Это становится... интересным.
Парень свернул карту, спрятал ее во внутреннем кармане и развернулся к выходу.
- Идем... Поможешь... Ну или отвлечешь, если это не личное дело каждого...
На улице парень закрыл дверь на замок и, вздохнув, направился по адресу художницы из газеты. Надо было допытать ее сына...
Дом, в котором проживала Кэрри Ладри вместе со своим сыном, находился в одном из дальних районов города - далеко не в самом престижном, но и не трущобном. Так, обычный спальный район. Дома здесь были маленькие и уютные, хоть и не все находились в хорошем состоянии. Серебряный заборчиков, столь уже привычных в центре города, тут не было, да и фонарей на улицах было куда меньше. Нужный дом был хоть и двухэтажный, но весьма маленький, буквально в пару окон, зажатый между двумя домами побольше. К нему вела узкая мощеная дорожка, у двери виднелась медная кнопка звонка. В окнах первого этажа горел свет - хозяева уже не спали.
Людей на улицах в это время суток почти не встречалось.
"Отлично"... - Окинул дом оценивающим взглядом Дэйв. - "Осталась малость - убедить ее разрешить поговорить с сыном... Мгм."
Парень оглянулся на топавшего за ним спутника. Нечаянного и не очень желанного, стоило признать, но все же... До Элеона еще дойти надо.
- Ты еще не передумал? - поинтересовался он.
Вор понимал, что для Дэйва он тот еще балласт, но меньше всего ему сейчас хотелось оставаться одному. Попутчик, хотя скорее ведущий, конечно и был маньяком, но по крайней мере, он хотел разобраться в ситуации. Вору этого тоже крайне хотелось - было бы как минимум любопытно узнать, чья кровь и для чего была пролита на трюмо. Наскоро приведя себя в порядок, к концу путешествия Аджай выглядел в пределах эпитета "нормально".
- И не мечтай. - ответил Нокслот. Светские беседы он вести либо не хотел, либо опасался - Легенда?
- Не знаю - пожал плечами парень - Ее ребенок вроде как тоже видит... что-то в отражениях. А сама она иллюстратор в местной газете. Все пропавшие так или иначе связаны с художествами... Хотя...
Дэйв задумчиво посмотрел на своего спутника.
- Ты на художника не похож. Да и я тоже... Стоп...
Парень даже склонил голову к плечу от осенившей его идеи.
- А что если... Что если тут дело в воображении? Художники люди творческие, они многое могут представить. И дети тоже то еще могут насочинять... Они воображением не обижены. Попробуешь первым ты? На худой конец, тебе женщина мне ребенок.
- Воображение... - вор фыркнул и проворчал - Вот делать мне больше нечего, только воображать огромную зубастую черную жабу, которая откусывает мне голову... - хотя как только он услышал о разделении труда, заинтересовался - А женщина как, симпатичная?
- Ммм... - задумался Дэйв - не страшная, однозначно.
Решив, что больше топтаться на пороге смысла не имеет, парень поднял руку и надавил кнопку звонка.
Послышался приглушенный, но очень мелодичный перезвон, а через некоторое (довольно продолжительное время) - быстрые шаги. Дверь открылась не сразу и не нараспашку. На пороге стояла встревоженная молодая женщина, облаченная в темно-зеленое строгое платье. Ее темные волосы еще не были собраны в прическу, рассыпались по плечам, спускаясь ниже лопаток, в глазах без труда читалась настороженность и тщательно подавляемый испуг.
- Чем могу помочь? - вежливо поинтересовалась женщина, как бы невзначай перекрывая собой вход в дом. Приглядевшись, она, кажется, узнала Дэйва и испуг в ее глазах вспыхнул с новой силой.
- Я пришел... - Дэйв вспомнил о своем спутнике - Мы пришли, чтобы спросить кое-что. И я обещаю, что ничего плохого не замыслил и делать не собираюсь. Я просто хочу поговорить. Не пригласите в дом?
- Вы предлагаете одинокой женщине впустить в дом двух незнакомых мужчин? - вспыхнула хозяйка. Похоже, Дэйв ненароком опять нарушил правила местного этикета. - Что вы себе позволяете? Я, в конце-концов, не та, за кого вы меня, возможно принимаете!
"Твою мать... " - мысленно чертыхнулся парень.
- О Создатель... - взмолился Аджай - Тебя в детстве явно плохо воспитывали, дружище. Простите моего друга за его невежество. - несмотря на то, что Нокслот так и не получил легенду от Дэйва, действовать надо было, и определенно надо было действовать разумно. Самым разумным решением вору показалось для начала представиться. В конце концов, она и правда была не страшной.
- Вечно с ним так... Меня зовут Вэлор. Простите за столь ранний визит, мы наверное переполошили вас - Нокслот слегка склонил голову, извиняясь - Мы частные ищейки. Странное дело - Аджай скривился и провел ладонью по лицу, чтобы жест можно было списать на усталость - Даже мистическое, связанное с зеркалами и художниками. - вор пихнул Дэйва в бок - Ты, может, все таки представишься, и изложишь цель нашего визита?
- Да-да.. - поспешно кивнул парень, уже раза два успевший обругать себя за прямолинейность. - Я Дэйв... И мы с Вэлором действительно расследуем это дело. Хотя изначально нас нанимал мастер Таллас для поиска детей.
История вышла на вкус парня так себе...
- И в ходе нашего расследования мы обнаружили, что п... пострадавшие или были художниками или прекрасно разбирались в картинах... Вечером я вспомнил ваш разговор с сыном, а в больнице познакомился с одной девушкой, которая сказала, что вы работаете художницей для местной газеты.
"Мда, ну и накрутил..."
- Причем тут мой сын? - почти перебила его женщина, не дослушав последнее предложение. В голосе ее проскользнули испуганно-настороженные нотки. - Каким образом он причастен к вашему расследованию?
Выгонять их сразу она не стала, что давало определенные надежды.
- Я питаю надежду, что он может помочь нам поймать виновника... - вздохнул Дэйв. - Или вы... Вы ничего странного в последнее время не замечали? За исключением моей наглой персоны.
- Нет. - быстро сказала женщина. - Я вообще понятия не имею, о чем вы говорите. И не понимаю, как мой сын может помочь. Он почти не выходит из дома, он не может быть в этом замешан.
- Не имеете... извините, мы на минутку... - Дэйв сделал шаг назад, достал карту и задумчиво сверил дома на ней с улицей, достал блокнот, развернул его на нужной странице и протянул вору.
"Бойэр Ладри, пять лет. Мать - Кэрри Ладри, художник, работает в местной газете, отец - Борей Ладри, погиб два года назад. Навязчивые видения, слуховые и зрительные галлюцинации. Слышит голоса. Часто разговаривает с воображаемыми друзьями. Последнее нуждается в проверке."
- Я же не ошибся адресом, верно? - уточнил он у своего спутника
- У меня от его ораторского таланта голова идет кругом... Извините.
Вор посмотрел в блокнот, и узнал наконец имена тех, кого им надо было окучить, причем чем скорее, тем лучше. Ораторские способности Дэйва и правда скорее ставили в тупик, чем помогали. "Ха. Мне приходится помогать человеку, который с радостью открутил бы мне голову. И я с радостью ему помогаю." - признав, что мир становится все более сумасшедшим, и связано это с Дэйвом, Аджай решил покинуть его общество как только все закончится. Если все закончится.
- Хорошо, что ты хоть топографическим кретинизмом не страдаешь, Дэйв. - Нокслот еще раз отер лицо ладонью и снова развернулся к двери. Учитывая, что юноша скорее всего и сам знал, что адресом он не ошибся, вор воспринял это как карт-бланш в общении с госпожой Ладри.
- Кэрри. Кхм. Госпожа Ладри, ваш сын ни в чем не замешан. Дело скорее в том, что он видит. Нам известно, что у него какие-то видения. Мы не хотим вреда вашему сыну, мы здесь скорее чтоб помочь. Хотя по этому бугаю и его манерам так не скажешь. Бойэр еще спит?
- Да... - растерянно прошептала женщина. Теперь уже в ней не осталось настороженности - только откровенный испуг. Неожиданное появление на пороге ее дома двух незнакомых детективов и то, что им известно про "видения" ее сына, похоже, выбили ее из колеи.
- Но... откуда вы узнали? - потерянно спросила она. - Я... мы... я надеялась, что это никому не известно. И потом, девушка, частный детектив, уже приходила, я думала, на это все закончится...
- Симпатичная, коротко стриженая девушка? - уточнил Дэйв - Темные волосы и все такое?
- Да. - кивнула женщина. - Леди Ла-Раноти. Так вы из одной организации? Тогда я не понимаю...
- Да мы из одной организации - согласился Дэйв, не моргнув глазом.
"Еще как из одной..."
- Леди пропала, успев оставить только общие записи и никаких личных комментариев.
- Пропала? - удивленно переспросила Кэрри. - О, я и не подозревала...
Она, вздохнув, посмотрела по сторонам, с сомнением окинула взглядом парочку стоящих перед ней "детективов" и, отступив в дом, все-таки открыла дверь пошире.
- Проходите. Не будем разговаривать на пороге - могут увидеть соседи.
Дэйва второй раз просить заходить не пришлось. В конце концов, именно этого он так и добивался... Судя по его спутнику, заходить первым он желанием не горел. А раз уж так сложилось, надо будет это обсудить с ним, к слову, после визита... Все потом, все потом...
Парень шагнул через порог.
"Из одной организации... Интересно, из какой?" - помыслив секунду, вор все же порешил, что не больно-то и спешит это узнавать. Приняв к сведению данные о пропаже леди Ла-Раноти, Аджай прошел внутрь и тихо закрыл за собой дверь. "Куда-то уходила. Ранним утром. Боится соседей. Обеспокоена." - этот букет обрывков впечатлений о Кэрри говорил многое. Вор задумчиво наморщил лоб, после чего приложил к нему руку - головная боль.
- Наверное, мы не слишком кстати. Вы, кажется, собирались куда-то, Кэрри? Я могу вас так называть? "Госпожа Ладри" не располагает к общению.
- Конечно. - растерянно согласилась женщина. - Вы можете меня так называть. Прошу вас, проходите на кухню, я сделаю чай...
Из холла, где оказались Дэйв и Аджай, вели только две двери - арка направо (на кухню) и налево. Дверь налево была сейчас плотно закрыта. Прямо напротив входа располагалась лестница на второй этаж, устланная потертой темно-зеленой ковровой дорожкой. Свет горел только на кухне.
Женщина сделала приглашающий жест и, пропустив гостей вперед, вошла на кухню вслед за ними. Щелкнув пальцами, зажгла огонь на плите и принялась наливать воду в большой медный чайник с изогнутым носиком.
Дэйв прошел на кухню, любопытно поглядев на запертую дверь. Вор заметил верно. Теперь, когда на это указали почти-что прямо парень задумался.
"Раннее утро, а она как для выхода... Художники работают в газете раньше, чем остальные? Намного раньше? И почему я у той журналистки адрес не спросил?"
По дороге на кухню парень с любопытством оглядывался вокруг.
"О, зеркал нет.. Дома у женщины нет зеркал? Странно..."
- Извините за.. - Дэйв задумался, - Но чисто в рамках проверки теории... У вас зеркала есть?
- Разумеется. - женщина, обернувшись через плечо, удивленно приподняла брови. - А как это относится к вашему расследованию?
Она, дотянувшись до кухонного шкафчика, поставила на стол прозрачные стеклянные чашки, серебряные ложечки, блюдца, действуя машинально и проворно, словно по давно уже укоренившейся привычке. Впрочем, движения ее были немного нервными.
- Просто есть одна версия, о которой трудно говорить что-либо раньше времени... - парень машинально выровнял ложечку параллельно краю стола, продолжая рассматривать обстановку и женщину (стараясь чтобы это выглядело не особ настырно).
- А как давно у вашего сына это началось?
- Благодарю вас, Кэрри. Пусть Янхи не обойдет ваш дом стороной - давно я не встречал женщин столь гостеприимных. - "Столь гостеприимных, что игнорируют вопросы. Впрочем, вежливо. Что же гложет ее?.." - Аджай сел так, чтобы обозревать коридор. Его он, собственно, и обозревал, рассматривая запертую дверь. Запертые двери для вора - это особое блюдо. Разработав около трех планов проникновения в дом, вор задумался о ключах. "Ключи в сумочке. Сумочку я не вижу. И как будем попадать наверх?.. И причем здесь зеркала?.."
- Кэрри, вы беспокоитесь - безапелляционно заявил Нокслот, констатируя очевидное - Вам что-то угрожает?..
- Нет. - и снова женщина ответила чересчур быстро. Сняв с плиты как раз закипевший чайник, она аккуратно разлила по чашкам ароматный чай, поставила чайник на место и села напротив гостей. Смотреть на них она избегала, предпочитая следить за тем, как серебряная ложечка аккуратно размешивает сахар в ее чашке.
- Мне - она, звякнув ложечкой о край чашки, выложила ее на блюдце - Ничего не угрожает. А разве леди Ла-Раноти не рассказывала вам о своем визите? Она задавала почти те же вопросы. Ее тоже интересовал Бойэр. Поймите меня правильно, я очень волнуюсь, это мой единственный ребенок...
- Тогда давайте начнем с вашего разговора с Ла-Раноти. Вы можете точно вспомнить ее вопросы и ваши ответы? Она пропала до того, как успела передать нам все.
- Она спрашивала о Бойэре и его... странностях. - осторожно ответила Кэрри. - О том, как давно это у него началось, как проявляется, не обследовались ли мы в больнице, не было ли у него психических расстройств... Но я совершенно не понимаю, откуда она об этом узнала. Видите ли, я.. мы стараемся делать так, чтобы эта информация не получила распространения. Особенно сейчас, когда началась эта странная эпидемия, на любого, кто ведет себя странно, смотрят косо, а это может очень повлиять как на статус в обществе, так и на жизнь моего ребенка. Я очень не хочу, чтобы его забрали в больницу. Ходят слухи, что оттуда не вернулся еще ни один заболевший.
- Больницу мы еще навестим - задумчиво протянул Дэйв доставая серебристый карандаш и открывая блокнот на чистой странице. - Тогда давайте, вы повторите все, что говорили моей коллеге... И раскланяемся, оставив вас с вашими делами и не будем вам мешать.
"Ну как оставим... из дома уйдем..."
Женщина, вздохнув, помолчала несколько минут, а после все-таки заговорила:
- Бойэр всегда был немного странный, не такой, как остальные дети. Более мечтательный, задумчивый, если вы понимаете, о чем я. А его видения начались недавно - около двух-трех месяцев назад. Да и не видения это... он просто говорит, что видит и слышит различных людей, разговаривает с ними, общается. Но я не думаю, что это ненормально. Скорее всего, у него просто такой возраст. Воображаемые друзья - у меня у самой в детстве были такие фантазии, а он не слишком часто общается с другими детьми, разумеется, ему скучно...
- Но вы как мать наверняка слышите часть разговоров... Есть ли среди них что-то такое, что вас... быть может пугает? С кем он разговаривал последние дни?
- Меня вообще пугает то, что мой сын разговаривает с кем-то, кого я не вижу. - женщина подняла голову и посмотрела прямо на Дэйва. - Это очень страшно, когда ты слышишь, как он в соседней комнате разговаривает с кем-то, связно и совершенно разумно, а когда заходишь, видишь, что в комнате никого нет, а он сидит на полу перед зеркалом и разговаривает сам с собой...
Кружка в ее руках дернулась, чай чуть плеснул на блюдце и она вынуждена была поставить чашку на стол.
- Извините, я немного расстроена. - Кэрри заправила за ухо падающий на глаза локон. - Просто порой мне начинает казаться, что это я схожу с ума. Например, когда я... а, впрочем, это неважно. Вы хотели бы узнать что-то еще?
- С зеркалом... Зеркало напротив окна? - ожил до того молчавший Аджай.
- Нет, напротив двери. А какое это имеет значение?
- Хм... Значение... Просто это очень складно укладывается в теорию. - Дэйв задумчиво писал что-то в блокноте - Мы можем осмотреть комнату мальчика?
- Прямо сейчас? - растерялась женщина. - Но... так рано, Бойэр еще спит...
- Если мы сделаем это, мы сможем понять, почему он говорит с зеркалом. Впрочем, я не настаиваю, - заметил Аджай.
Женщина колебалась. Видно было, что с одной стороны, пускать в комнату к своему ребенку двух незнакомых мужчин ей не хочется, но с другой стороны - разговоры ее сына неизвестно с кем ее пугали, а незваные гости говорили, что они могут помочь...
- Ладно, - наконец, решилась она. - Только ненадолго и ради богов, постарайтесь не разбудить его.
Она поднялась из-за стола и направилась в холл, остановившись возле лестницы и поджидая их. В глазах ее светилась решимость.
- Отличная работа - еле слышно пробормотал Дэйв в адрес своего спутника. К чаю парень так и не притронулся, предпочтя провести время с карандашом и блокнотом. Уже громче, вставая, для женщины добавил:
- Да, конечно... Мы постараемся как можно тише...
Кэрри только вздохнула и, приподняв юбки, начала подниматься по ступенькам, ступая совершенно неслышно. Наверху оказался неширокий коридор, с одной стороны отгороженный перилами лестницы, с несколькими дверями за ней.
Как только шедший последним Аджай поднялся на площадку, из-за крайней двери послышался тихий смешок. Кэрри вздрогнула и порывисто обернулась, на лице ее мелькнуло беспокойство.
В пальцах Дэйва словно сам собой материализовался серебристый карандаш.
- Ваш сын не спит? - вежливым тоном осведомился парень.
Аджай негромко шикнул и приложил пальцы к губам.
- Крайняя - комната Бойэра?
- Да, это его комната, - растерянно ответила женщина. - Когда я последний раз к нему поднималась, он спал... Наверное, его разбудил ваш звонок.
Она решительно направилась к двери, явно намереваясь войти.
- Извините - повинился Дэйв, отставая от женщины всего на каких-то три шага - Замотались, потеряли счет времени. Сами понимаете, работа нервная... И для здоровья нервная.
- Бойэр? - Кэрри, не обращая внимания на слова Дэйва, открыла дверь в комнату сына. - Почему ты не...
Она не договорила - вскрикнула и отшатнулась от двери, схватившись за виски.
- Мама? - испуганно раздалось из комнаты.
- Да-да, все в порядке...
Дэйв, стоящий за плечом женщины, увидел светловолосого мальчика в пижаме, который, скрестив ноги, сидел на полу напротив огромного зеркала в серебряной раме (точно такой же, как и в доме Ла-Раноти), обнимая плюшевого медведя. Рядом с мальчиком на полу стояла зажженная свеча в подсвечнике, в ее свете виднелась разобранная кровать у дальней стены, комод, разбросанные по комнате игрушки...
- Все в порядке? - придержал женщину Дэйв. - Что-то случилось? Вэлор, проверь комнату.
- Нет, все в порядке, просто мне на мгновение показалось, - женщина высвободилась из объятий Дэйва. - Прошу прощения, мне надо выпить воды.
Она неверной походкой направилась к лестнице и спустилась вниз, наверняка направившись на кухню.
- Мама? - растерянно окликнул ее мальчик. Он стоял спиной к зеркалу, рядом со свечой, прижимая к себе игрушку. - Мама, кто это?
- Мы встречались на улице, помнишь - Дэйв опустился на корточки, чтобы быть с мальчиком одного уровня (просто на всякий случай) - Ты еще спрашивал про то, вижу ли я.
- А-а-а... - осторожно протянул мальчик, настороженно глядя на Дэйва. - Я тебя помню... А что ты тут делаешь? А это кто?
- Мне стало интересно, с кем ты разговариваешь - честно признался Дэйв - А это мой... друг. Он мне помогает.
- А где мама?
- Внизу - честно ответил Дэйв - ей вдруг стало плохо... Скажи, что ты делал, когда мы открыли дверь?
Осмотрев комнату и не найдя ничего криминального в ее содержимом, Аджай спустился на кухню. Женщина пила воду, и что радовало более всего, она все еще была там. Нокслот опасался оставаться наедине, а после смешка он был весьма насторожен. Почти как и сама госпожа Ладри.
- Вам показалось... Это случаем не было изображение человека с черными, как ночь глазами? - интерес вора был более чем живым.
- Нет. - Кэрри покачала головой. - Просто Бойэр повернул голову, когда я открыла дверь, а его отражение осталось неподвижным. Прошу вас, давайте вернемся. Мне очень тревожно.
- Да, давайте, - кивнул Аджай и отправился наверх вслед за женщиной.
Она поставила стакан на стол и быстро вышла из кухни, направившись назад к лестнице.
Тем временем мальчик в комнате не испытывал никакого страха. Он с любопытством разглядывал Дэйва.
- Я разговаривал, - сообщил он. - Но мама не любит, когда я об этом говорю, вы ей не говорите, ладно?
- А о чем? Не расскажешь?
- О свечках. Я проверял, что если поставить свечку, они приходят быстрее..
- Они? Они приходят на свет?
- Там темно. - принялся путано объяснять мальчик. - И трудно найти дорогу. А если поставить свет, то видно, куда надо идти.
- Бойэр? - раздалось из коридора и в комнату заглянула обеспокоенная Кэрри. Стараясь не смотреть на зеркало, она вошла в комнату. - Все в порядке?
- Да, мама...
- Почему ты не спишь? - в голосе девушки послышалась усталость.
- Я проснулся, когда позвонили. - принялся оправдываться Бойэр. - И хотел посмотреть, кто пришел...
Вот значит как - задумчиво протянул Дэйв, оглянувшись на вошедших - Расскажешь о них?
"Интересное зеркало. Что-то знакомое... О!"
- Вэлор, Элеон, парень, которого ты видел вчера со мной, делает такие рамы...
Дэйв поднялся на ноги и посмотрел на женщину.
- Будьте добры, включите свет?
Кэрри пожала плечами и хлопнула в ладоши - комната озарилась мягким светом. Зажегся стоящий в углу торшер. Бойэр поднял свою свечу с пола и задул ее.
- Спасибо, - поблагодарил Дэйв, осматривая раму.
"И почему я раньше не догадался сопоставить?" - мысленно ворчал он. Узор походил на рукописную надпись. Только странную и абсолютно нечитаемую.
- Да-да, Элеон. Помню этого милого юношу. - чувствительный орган Аджая напрягся, снова приступ мании преследования. Вор посмотрел в зеркало, и вопреки всем желаниям, но подтверждая ожидания, он увидел там не только присутствующих, но и очертания высокой фигуры. Вор занервничал, его мимические мышцы решили поуправлять собой сами. Аджай снова вытер лицо и обернулся - никого.
- Дэйв, о-опять то чувство... - хотелось бежать. Вместо этого вор решил встречать своего преследователя в компании непробиваемого любителя разбираться во всем мистическом. Присоединившись к нему в осмотре рамы, Аджай тоже заметил узор.
- Зеркало. Нужно зеркало. - пробормотал вор, и вспомнив, что на нем все еще висит амулет, посмотрел на узор через одно из маленьких зеркал.
Кусочки зеркал в амулетах были слишком маленькими, чтобы рассмотреть что-то, но вор смог уловить в зеркальном, многократно дробящемся отражении, очертания букв. И... А...К...
- Бойэр... Они еще здесь?
- Он. - поправил мальчик.
- Что вы делаете? - спросила Кэрри, недоуменно оглядываясь вокруг. Она явно не понимала, творящегося в комнате. - Что происходит?
- За ним? - уточнил Дэйв, показывая на своего спутника. - Что ему нужно, не знаешь?
Мальчик растерянно оглянулся на мать, но та, не понимая, что делает, несмело ему кивнула.
- Он... - Бойэр сглотнул и посмотрел в зеркало. И неудержимо покраснел. И добавил шепотом: - Он говорит, что вы идиот...
- Бойэр!
- Мама, но это не я! Это он так сказал!
- Хммм... не спорю. - Дэйв задумчиво потер подбородок. - Мне положено. Тьфу, о чем же я... как его зовут, не скажешь?
- Джей-семнадцать... - прошептал все еще красный от стыда мальчик и уткнулся лицом в юбку матери.
Откровенно разочаровавшись в отражательной способности амулета, Аджай вспомнил, что у него есть еще и странный нож с синеватой отражающей поверхностью, который он взял в ту проклятую ночь в том проклятом доме.
- Джей... как Ла-Раноти? - Нокслот выглянул из-за зеркала и посмотрел на Дэйва. Впрочем, не до того. Достав нож, и развернув его, Аджай в отражении попытался прочесть надпись. Его уже мало волновало, что здесь находятся люди, чей интерес в ноже будет более чем деструктивным. Людечувствительный орган вора вопиял о том, что зря, зря он вытащил ножик.
- ЭЙ! - рявкнул Дэйв - отдай этот нож!
Впрочем, что странно, бросаться с намерением отобрать упомянутый предмет парень не спешил.
- Джей, закончится, набью морду. Честное наше... Вообще не моя специальность -пробурчал Дэйв, нервно поведя плечами.
Видно в ноже было немногим лучше, чем в разбитом на множество мелких зеркальных кусочков амулете, но это было лучше, чем ничего.
"И да откроются врата" - вилась надпись по раме зеркала. - "Чтоб показать всем мира отраженье".
- Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?! - не выдержала Кэрри.
- Ммм... Если коротко, Бойэр, Джей, поправите если ошибаюсь... Ваш сын может разговаривать с... Хм... даже не знаю как их называть-то... Пропавшими что-ли. - Дэйв не отрывал глаз от ножа в руках своего спутника.
- С пропавшими? - не понимая, переспросила женщина. - Но я не понимаю... как это возможно? Если неизвестно, где они находятся?
- Ну тут как посмотреть. Ваш сын точно знает где они. Другой вопрос как их оттуда выковырять.
- Выковырять? - Кэрри недоуменно подняла брови. - Я, право, не понимаю, о чем вы... Откуда выковырять?
- Мама, они живут в зеркале. - принялся горячо объяснять мальчик, поднимая голову. - Я же говорил тебе...
- А у них нет идей насчет того кто их туда засадил? - поинтересовался у мальчика парень
- И да откроются врата... Чтоб показать всем мира отраженье... - запрятывая нож обратно, произнес вор - Никогда бы не подумал, что кому-то может понадобиться писать на рамах отзеркаленным шрифтом.
- Ну, если предположить, то иногда есть возможность, что эта надпись отразится в другой поверхности и откроется ворота...
- Он говорит, - неожиданно раздался голос Бойэра. - Чтобы вы сняли это.
Мальчик указал пальцем на амулет, висящий на груди Аджая.
- И побыстрее. Мне он так сказал давно, я снял, вот! - не удержавшись, похвастался он.
- Бойэр, пожалуйста.. - почти взмолилась его мать. Несмотря на все объяснения, она, кажется, мало что понимала.
- Но мама! Он хороший!
- Хороший - автоматически согласился Дэйв, сдирая с шеи защитный амулет... выданный Элеоном. Кажется, с кем-то надо будет серьезно поговорить... - Очень. Джей напарник той девушки, Ла-Раноти.
- Сними эту дрянь. Это был ты вчера, в кафетерии? - Аджай поискал глазами собеседника - Где бы ты ни был! Потом тоже ты, жаба и голова?
Мальчик, до сей поры молчащий, покосился на зеркало и хихикнул. Его мать нервно переводила испуганный взгляд с Дэйва на Аджая, а с него - на собственного сына.
- Он говорит - что он понятия не имеет ни о каких жабах и вообще не разбирается в человеческих род.. родственных связях, а если голова - та, что у те... вас на плечах, он советует ее срочно заменить на что-нибудь более подходящее. - запинаясь на трудных словах, передал ребенок.
Мстительно посмотрев на зеркало, Аджай снял амулет и засунул его в карман, к ножу.
- Вот именно там ему самое место. - послушно повторил мальчик (судя по интонации - слово в слово), посмотрев на зеркало. Кэрри обреченно вздохнула и села на кровать. Она совершенно ничего не понимала, но сил у нее уже не осталось.
- Так... - Дэйв продолжал рассматривать зеркало - Это все конечно здорово... Но как вас оттуда вернуть сюда? Не с моими навыками в магию играть...
- Говорит, что знал бы - давно бы оттуда уже вышли. - передал мальчик и зевнул, сонно потер глаза. - Я спать хочу.
- Спасибо Бойэр... Огромное... Спи, конечно... - Дэйв направился к выходу - Кэрри, снимите амулет... И выйдем в коридор, обсудим кое-что.
- Да, да... конечно... - потерянно кивнула женщина и, накрыв сына, который к тому моменту уже успел влезть в кровать, одеялом, послушно вышла в коридор вслед за Дэйвом.
- Честно говоря, я совершенно ничего не поняла. - призналась она. - Что это было и... что с моим сыном?
- Вы же знаете, что в городе пропадают люди? - вздохнул Дэйв - Так вот... Пропавшие каким-то образом оказались... В зеркалах или отражающих поверхностях. Я тут не очень понимаю в теории магии. А ваш сын их слышит. Осталось найти того, кто виноват.
- Но разве такое возможно? - женщина оглянулась на дверь комнаты сына и удивленно приподняла брови. - И почему именно он?
- Видимо, возможно. - пожал плечами Джей - Я не силен в теории такого рода. О чем сейчас уже раза три пожалел. Но я знаю человека, который делает эти рамы... И к нему у меня есть вопросы. Вэлор, эта голова и жаба были... во сколько примерно?
- В полночь... Может в час ночи.
- Хм... Интересно... - Дэйв направился к лестнице - Вэлор, идем. Нам надо навестить одну хитрую личность. Кэрри, спасибо огромное за помощь.
Выйдя на улицу, парень огляделся. Искомый предмет обнаружился чуть дальше по улице.
- Как достался, так и останься - прокомментировал Дэйв, опуская амулет в урну. От нечисти есть свой способ защититься. А пропавшие к нему, с тех пор как он его надел, не приходили. Дед, например, приходил, когда он был без амулета. А потом?
Парень нахмурился.
- А где искать Элеона в такое время? Адреса он не оставил. А в магазине он вряд ли будет в такой ранний час... Или не совсем ранний.
Он огляделся, пытаясь понять - слишком ли рано, для открытия лавок и прочих прелестей капитализма.
Выходило что еще довольно долго. А с другой стороны... Сверив маршрут по карте, Дэйв пришел к выводу, что если идти не торопясь, то можно прийти как раз к моменту открытия. Когда и покупателей не будет... и продавец на месте.
Постояв еще немного, парень двинулся в путь.
- Идем, идем. - Аджай усмехнулся. Непробиваемость Дэйва умиляла вора все больше и больше. Дождавшись исчезновения оного, он обратился к женщине - Благодарю вас, госпожа Ладри. И простите нас за вторжение.
Нагнав Дэйва, Нокслот застал его оглядывающимся.
- Сейчас только кафетерии разве что работают. Но можно что-нибудь обчистить, если быстро.
- Ничего страшного. Нам идти столько, что как раз успеем к открытию.
- Тогда можно обнести что-нибудь по пути...
- А зачем? - удивился Дэйв
- Ну а как же дух охоты, и все такое?.. - уверенность в этих словах таяла по мере произнесения - Ладно, пошли, моралист проклятый.
- Дух охоты, это когда впереди есть виновник всего закрутившегося мракобесия и его надо поймать и наказать, чтоб неповадно было... - проворчал Дэйв - А воровать по пути к этой цели - мелкое хулиганство. И верни нож, который стащил.
- Ну тогда можно похулиганить. А нож тебе не верну. Я его честно стащил, и точно помню, что не у тебя. Что за нож, кстати? Никогда таких не видел. Чертовски острый.
- Нет, нож-то ты точно вернешь - проигнорировав вопросы, хмыкнул Дэйв. - Хозяйка за него у тебя спросит. Или Джей..
Улицы в столь ранний час (было около пяти утра) были пустынны. Однако уже рассвело, уличные фонари гасли буквально за спиной Дэйва и Аджая, в некоторых домах уже горел свет. За весь путь парни встретили разве что молочника и пару мальчишек-газетчиков, спешащих на площадь с охапками газет в руках.
К "Книжному королевству" они подошли примерно через час. Площадь была пустынна, газетчики до нее еще не добрались, однако некоторые магазины уже были открыты, а в кафетерии (том самом, где Дэйв и Элеон обедали при первом знакомстве), и вовсе было несколько посетителей, сидящих за столиками в ожидании своего кофе.
- Вот тебе и кафетерий - кивнул на знакомое заведение Дэйв. - А вон в том магазине работает тот парень, который делает рамы.
В упомянутом заведении горел свет, хотя табличка на двери и гласила "Закрыто".
- Попробуешь свои силы в искусстве проникновения?
- Разве могут быть вопросы по этому поводу? - Аджай удивленно покосился на Дэйва, подошел к двери и громко постучал.
- Закрыто! - приглушенно донеслось из-за двери. Похоже, продавец был в дальней комнате.
Аджай постучал еще раз.
- Закры-ыто!
- Ты так легко сдашься? - полюбопытствовал Дэйв
- Мечтай дальше. - усмехнулся вор, и постучал еще раз. Очень громко. После чего отступил от двери влево, и запустил руку в карман, гадая, что достать - нож или набор отмычек. Все зависело от реакции находящегося внутри человека.
Изнутри донеслось приглушенное "Да сколько же можно, вашу ж...", а после из-за стеллажей показался растрепанный и злой Элеон, который, кажется, уже намеревался высказать назойливому гостю за дверью все, что он думает о столь ранних визитах и тех, кто ломится в дверь. Правда, увидев за стеклянной дверью Дэйва и Аджая, он слегка поумерил пыл, а на его лице появилось искреннее удивление. И мелькнувшая на мгновение настороженность.